Генрих Новожилов: человек-самолёт

Любая встреча с генеральным конструктором советской эпохи вызывает волнение. Во вторник на Авиационном комплексе им. С.В. Ильюшина прошло чествование его 90-летия. Генриху Новожилову стоит позавидовать – в этом солидном возрасте он бодр, энергичен, помнит мельчайшие технические детали, людей, даты, подробности, смотрит вперёд и остаётся тем, кем и был всю жизнь – авиаконструктором. С января 2006 года он сдал пост генерального и стал главным советником генерального директора по науке. А с 27 декабря 2015 года – почётный генеральный конструктор ОАО «Ил». «Аргументы недели» испытывают бесконечное уважение к его профессионализму и присоединяются к мощной волне поздравлений. Накануне корреспонденту «АН» удалось встретиться с Генрихом Васильевичем.



Два генеральных

– На высшем уровне генеральных конструкторов вы конкурировали с американцами или делились успехами и техническими решениями?

– Я познакомился с создателем «Боинга-747» Джо Саттером ещё на Парижской выставке в 1965 году, когда мы первый раз демонстрировали самолёт Ил-62. И когда есть борт, на котором есть всё – водка, чёрная икра и русское гостеприимство, – подогреваемые этим интересом (выделяет голосом) зарубежные конструкторы всегда мечтали посетить наш самолёт. Мы всегда так делали. На одной из этих встреч мы познакомились с Джо. Я свободно говорил на английском, с тех пор мы дружим.
Конечно, я задавал Джо Саттеру вопросы, а он мне. К примеру, самолёт Ил-76, и об этом знали американцы, имеет очень большой процент применения в конструкции титана. Титан очень хороший материал по части соотношения «удельная прочность – вес», но это очень плохой материал с точки зрения обработки. Обоюдный интерес – фирма «Боинг» была заинтересована узнать, как мы используем такое большое количество титана, меня интересовали некоторые вопросы компоновки мотогондолы.

– Да, неспроста российские производители титана завалены заказами от американских и европейских авиастроителей. И никакие санкции им нипочём.

– Мы и потом встречались, было интересно. Как-то я задал ему вопрос, для того, чтобы пошла программа, что нужно? Он ответил – заказ на 20 самолётов от американских авиакомпаний. Спрашиваю, почему от американских, а вдруг это будет авиаперевозчик другой страны? Нет, только от американский. Если американская компания купит ваш самолёт, то все остальные будут вынуждены его приобретать.

Невезучий самолёт Ил-114

– Не было обидно, когда на полигоне концерн «Алмаз-Антей» подрывал ракетой комплекса ПВО «Бук» вместо «Боинга» ваш Ил-86?

– Мне никогда не бывает обидно, когда делают что-либо на благо нашей страны. Безразлично, кто это будет.

– Бесконечным сериалом, даже скандалом выглядит история с самолётом Ил-114. Владимир Путин сказал, что надо делать, а воз и ныне там.

– Хочу сказать, Ил-114 изначально какой-то невезучий самолёт. Владимир Владимирович Путин был в Самаре позапрошлым летом, понимаете (произносит врастяжку, по слогам) по-за-прош-лым ле-том, и завод «Авиакор» предложил свои услуги по его производству. Президент узнал, что это будет стоить 5–6 миллиардов рублей, и сказал, что для такого дела этих денег не жалко. С тех пор всё тянется. Я окончательного решения не знаю. У нас есть вся линейка необходимых для страны самолётов: дальнемагистральный широкофюзеляжный Ил-96-300, грузовой Ил-96-400Т, который перевозит 92 тонны на 14 тысяч километров. Он имеет взлётный вес 270 тонн. На его базе с очень небольшими изменениями можно сделать самолёт Ил-96-400М. И никогда не соглашусь с тем, что мы должны думать исключительно о внутреннем рынке – это всего 3% от мирового.

Везучий Ил-76

– Везучий, потому что опять в серии и выпускается. Сохранился ли в модернизированном Ил-76 «проспект Новожилова»?

– Одно из требований к самолёту со стороны военных – месяц автономной эксплуатации. Значит, месяц вы не можете воспользоваться никакими стремянками и другим обычным аэродромным оборудованием. А у нас Т-образное хвостовое оперение (высота 14,76 метра), надо иметь возможность туда подобраться и посмотреть, что к чему. Пришлось на переднем лонжероне сделать лестницу, не очень широкую, но если «солдатик» не очень крупный, то он туда запросто пролезает. Это и есть «проспект Новожилова».

– А почему на Ил-76 нет туалета?

– Мы его сделали, когда стали эксплуатировать гражданский вариант Ил-76Т. Но многие военные «Илы» в 90-е оказались на гражданке, отсюда и этот часто возникающий вопрос. А военные сами отказались от туалета на борту – у них не было ассенизационной машины МА-5, обеспечивающей откачку нечистот: «Ты нам, Генрих Васильевич, сделай ведро, закрепи его. Мы прилетели, солдата свистнули, он это ведро в ближайший кювет выплеснул! Вопрос закрыт». А что такое отсутствие ассенизационных машин типа МА-5, я на своей шкуре испытал, когда на Ил-18 везли Анастаса Ивановича Микояна в Мехико. Оказалось, что наш сливной штуцер не соответствует международным стандартам. И туалетик нам пришлось сливать вручную. Я никак двухметровому негру, который обслуживал нас в Галифаксе, не мог втолковать, чтобы он нашёл большую ёмкость. Пришлось рисовать, и когда он всё понял, то радостно завопил: «А, баррел!», – и умчался за бочкой.

– Ташкентский авиазавод с развалом СССР был обречён или его можно было спасти?

– Я его не обрекал. В 1995 году мы в Ташкенте с Виктором Степановичем Черномырдиным подписали создание финансово-промышленной группы (ФПГ), куда входили конструкторское бюро Ильюшина, Ташкентский и Воронежский авиазаводы.

– Известно, что дело не пошло, вмешались и двойное налогообложение, и политика российских «младореформаторов», которым было не до авиапрома.

– Это не мой вопрос, комментировать не буду.

– Про завод в Ташкенте вспоминаем с гордостью, явно в укор нынешним потугам ОАК и Минпромторга наладить массовый выпуск гражданской авиатехники.

– От тех цифр сегодня можно за голову схватиться – только Ташкент выпускал в месяц пять самолётов с взлётным весом 190 и 210 тонн и площадью крыла 300 кв. метров.

– То есть 60 громадных четырёхмоторных транспортников в год.

Генрих Новожилов – борт №1



– Наш Ил-96-300 отличается от американского борта №1?

– Они используют «Боинг-747». Это первый широкофюзеляжный самолёт в мире и до недавнего времени самый большой в мире. Он существенно больше, чем Ил-96. Но условия на борту нашего Ил-96 не уступают «Боингу-747». К слову, я до сих пор считаю, что Боинг-747 лучший самолёт в мире. Первый полёт выполнил в феврале 1969-го и выпускается по сей день.

– Выходит, когда американцы находят удачное решение, то развивают его, модернизируют. А у нас Ил-114 и Ил-96, которые полетели только в 90-х, некоторые «знатоки» называют устаревшими.

– В мире широкофюзеляжные самолёты строят три фирмы – «Боинг», «Эрбас» и «Ильюшин». В 1999 году мы получили американский лётный сертификат на самолёт Ил-96Т. У нас возникают проекты создания широкофюзеляжного пассажирского самолёта то с американцами, то с китайцами. Михаил Погосян в должности президента ОАК подписывал контракты, вот, смотрите (показывает), есть даже рекламный проспект на китайском языке. Но все эти планы датируются 2025 годом, как раз когда мне исполнится сто лет.

В день юбилея авиаконструктора объявили, что один из Ил-96 Специального лётного отряда (СЛО), который обслуживает Президента России, получит собственное имя – «Генрих НОВОЖИЛОВ».

Гостевые комментарии

0 комментариев