Несбыточная трубопроводная мечта Германии и Путина

Берлин помогает Москве строить газопровод, который усилит власть Кремля над Европой
Прокладка подводного газопровода
Когда российские самолеты на прошлой неделе жестоко уничтожали гражданские объекты в Сирии, канцлер Германии Ангела Меркель говорила о том, как «мы напуганы и шокированы». Но как всегда теперь бывает на Западе в случае российских бесчинств, Меркель ни словом не обмолвилась об ответном применении силы и даже намека не подала на какие-то напористые действия.

Две недели назад у нее также был шанс выразить свое отвращение по поводу того, куда зашли отношения Германии и России, причем это могло возыметь прямое действие. Речь идет о докладе Еврокомиссии, в котором излагаются опасности, связанные со строительством «Северного потока II». Это второй газопровод, который намечено проложить из России в Германию по дну Балтийского моря в обход таких стран, как Польша и Украина. Но госпожа Меркель опять хранила молчание.

Критики уже говорят о бессмысленности нового трубопровода, так как «Северный поток I» работает не на полную мощность. А поскольку четкой коммерческой выгоды здесь не просматривается, утверждают они, новый трубопровод можно рассматривать только с политической точки зрения, как инструмент усиления российского влияния на поставки газа в Европу и как угрозу безопасности ее соседей.

Комиссия сделала мрачные выводы, потому что провела оценку зависимости, которую создаст планируемый к прокладке газопровод. Брюссельские чиновники заявили, что 80 процентов поставляемого в Европу российского газа будет сосредоточено на эксклюзивной линии из России в Германию. В процессе этого зависимость Германии от трубопроводного газа (а это исключительно важное сырье для отопления и химической промышленности) увеличится до 60 процентов.

«Это скандал, — сказал мне специальный советник французского Фонда стратегических исследований (Foundation for Strategic Research) Франсуа Эйсбур. — Конкретных энергетических оснований для строительства „Северного потока II“ не существует, и происходит это в момент, когда премьер-министр Дмитрий Медведев заявляет, что Россия ведет новую холодную войну с Западом».

Эта газовая сделка является жутким и позорным делом. Пока Меркель ограничилась лишь заявлением о том, что это коммерческий вопрос, решаемый частными компаниями, а также Газпромом, Royal Dutch Shell, немецкими E. On и BASF, австрийской OMV и французской Engie.

На самом деле, это явная и несомненная, а также крупная и стратегическая уступка Германии все более агрессивной России. Все началось с первого контракта на строительство «Северного потока», который в 2005 году заключил тогдашний социал-демократический канцлер Герхард Шредер (позже взятый на работу в Газпром и остающийся там в роли прислужника), сделав это за несколько недель до того, как Меркель победила его на выборах. В ходе той предвыборной кампании Меркель непродолжительное время выступала против «Северного потока I».

Недавно российский президент Владимир Путин объяснил происхождение этого газопровода. Как сообщил 20 декабря в своей передаче на немецком языке принадлежащий российскому государству телевизионный медиа-сервис Sputnik, Путин сказал о роли Шредера следующее (это была удивительная передача, но она осталась практически незамеченной):

«Возьмем „Северный поток“. Меня удивило, как он боролся за этот проект, который по сути сам и инициировал. В практическом плане его инициировала немецкая сторона. Да, мы активно его поддержали. А потом он боролся за его реализацию».

Путинская версия событий указывает на то, что немецкий канцлер несет ответственность за газопровод. Меркель могла отказаться от «Северного потока II». Понимая негативный резонанс, ее ближайшие советники хотели это сделать. Но она уступила настоятельным просьбам своих социал-демократических партнеров по коалиции и дала «добро» на осуществление проекта, который вызвал серьезное недоверие к Германии со стороны некоторых ее союзников.

Две политизированные сделки с Россией по энергетической безопасности за 11-летний период, и как результат — подорванное доверие друзей, которое объясняется не только истерией. В конце концов, Россия сообщала о том, как вице-канцлер от социал-демократов Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) обещал, что будет отражать любые попытки «внешнего вмешательства» в строительство нового трубопровода.

И вот теперь, когда официальный представитель парламентской группы ХДС Хеннинг Отте говорит о том, что Россия пытается вести «гибридную войну» против Германии, Меркель выглядит очень слабо. Избежать пятна позора от строительства «Северного потока II» она может лишь в том случае, если Еврокомиссия в итоге его заблокирует.

Такую же слабость в борьбе против «Северного потока II» проявляет и один из главных помощников Обамы в администрации. Выступая в эти выходные на Мюнхенской конференции по безопасности после того, как главы Украины и Польши осудили данный проект с той же самой трибуны, госсекретарь Джон Керри ни словом не обмолвился о нем в своей речи.

Да, координатор по международным энергетическим отношениям Амос Хохштайн сказал в прошлом году, что «главная политическая цель „Северного потока II“ состоит в том, чтобы избавиться от Украины как от транзитной страны». Но это было просто заявление, а не практическое направление политики.

Прецеденты. Выступая в Мюнхене в январе 2009 года, вице-президент Джо Байден сказал, что НАТО «должна расширять пределы энергетической безопасности», а Хиллари Клинтон, которая в то время ожидала утверждения в должности госсекретаря, предупредила, что действия России в сфере энергетических поставок представляют собой «вызов, который мы игнорируем на свой страх и риск».

Ну разве не замечателен этот симбиоз германо-американской близости в последние славные годы напористости Меркель и Обамы? Разве не поразительны эти выполненные обещания, эти грозные взгляды на Владимира Путина и осуждающие окрики в его адрес? Вперед, шагом марш!

Гостевые комментарии

0 комментариев