Как будут развиваться события в Сирии после введения режима прекращения огня

В статье Jean-Dominique Merchet «Syrie : Poutine gagne son pari, mais quel pari ?», опубликованной французской газетой «L'Opinion», автор размышляет о том, как дальше будут развиваться события в Сирии после объявленного прекращения огня

В одном можно быть уверенным: даже если режим прекращения огня вступит в силу, война в Сирии продолжится. Как страны, входящие в Международную группу друзей Сирии, так и США с Россией вывели несколько важных группировок из-под действия режима прекращения огня. Это конечно же «Исламское государство», но также Фронт ан-Нусра, являющийся сирийским отделением «Аль-Каиды», и другие «террористические» организации. Нечеткое определение последних может создать серьезные проблемы, если не считать, что любая группировка, нарушившая режим прекращения огня, де-факто является «террористической». Но самая большая проблема связана с ан-Нусрой.

В отличие от «ИГ», которое контролирует хорошо известные территории, ««Фронт Ан-Нусра» не присутствует в каких-либо четко очерченных местах, эта группировка представлена на всех фронтах, от Дераа до Алеппо, простираясь до пригородов Дамаска и местности в провинции Идлиб», отмечает географ Фабрис Баланш. «Ан-Нусра» не только находится в союзнических отношениях с другими группировками (например, «Ахрар-Аль-Шам»), но и тесно перемешана с ними на земле. В этих условиях сложно отделить друзей от врагов. Местности, где присутствует «Ан-Нусра», досягаемы для бомбардировок, которые могут затронуть других умеренных боевиков или исламистов. «Оппозиция только выиграла бы, если бы отделилась от сирийского филиала «Аль-Каиды» и начала с ней воевать, но это только приведет к братоубийственной войне между ними», — полагает Баланш.

С военной точки зрения, прекращение боевых действий является важным преимуществом Москвы, Асада и его союзников, который отвоевали территории у боевиков. Не боясь контрнаступления, они могут укрепить свои позиции и восстановить боевую мощь. С учетом того, что возврат территорий, находящихся под контролем оппозиции, находится за пределами возможностей сирийской армии, которая все еще приходит в себя, а Хезболла и иранские формирования не готовы терять сотни человек в тяжелых боях.

На Ближнем Востоке Москва и Вашингтон ведут себя так, как если бы они поделили зоны влияния: Сирия остается за Москвой, а Ирак – за США. Едва ли можно себе представить новую Ялту (или, с учетом местных условий, соглашение Сайкса-Пико — тайное соглашение между правительствами Великобритании, Франции, России и позднее Италии, в котором были разграничены сферы интересов на Ближнем Востоке после Первой мировой войны — прим. редакции), по итогам которой две великие державы устанавливают в раздираемом хаосом регионе порядок. Биполярный мир умер так же, как и американская сверхдержавность. «Региональные силы больше не слушают Москву и Вашингтон, младшие братья не слушаются старших», полагает глава отделения Ближнего Востока парижского института Политических наук Бернар Эль Гул. «Я не уверен, что Ассад слушает Путина больше, чем Нетаньяху прислушивается к Обаме», — считает он. «Великие державы больше не дергают за все ниточки».

Международная система состоит из нескольких уровней: глобального (великие державы и ООН), регионального (такие государства, как Иран, Турция и Саудовская Аравия) и локального (различные акторы сирийского конфликта). Они постоянно взаимодействуют, при этом ни один из уровней не может навязать свою логику другому. Без выстраивания всех трех уровней сложно надеяться на политическое урегулирование.

В этом плане заявление о том, что Асад будет участвовать в выборах 13 апреля, без сомнения, не было согласовано с Москвой. Не говоря о том, что проведение выборов в раздираемой войной стране представляется весьма экстравагантным занятием, сама дата выборов наступит очень скоро. Она наступит намного быстрее, чем указано в проекте мирного урегулирования, который обсуждался вовлеченными в процесс странами.

Российско-американское заявление привело к побочному ущербу в лице Европы, и особенно Франции, которая осталась за бортом. Более пяти лет французская дипломатия прикладывала много сил для урегулирования сирийского кризиса, опираясь на умеренную оппозицию, критикуя мягкотелость Барака Обамы. Лоран Фабиус, который покинул пост главы МИДа, оставляет своему наследнику, Жан-Марку Айро, Францию, которая находится вне игры.

Гостевые комментарии

0 комментариев